92_lina: Marienburg (Default)
...

– Я думаю, что это так. И я, повторяю, редко говорю не то, что думаю. Но насчет двойничества... Мне не хотелось бы разочаровывать тех моих сторонников и защитников, которые хотят видеть меня своим либеральным единомышленником. Однако процентов на семьдесят мои представления о целях, о стратегических путях развития России совпадают с путинскими. Я – государственник и этого не скрываю. Наиболее грозной опасностью мне тоже представляется распад России.

Иное дело, что представления о средствах различаются радикально. Меня в свое время сильно позабавила статья Черкесова о чекистском крюке, на котором удержалась Россия. Если вы падаете в пропасть и вас ловят крюком, попадающим под ребро, – это ненамного лучше падения. Есть лекарства, которые ненамного легче болезни. Да, Путин в свое время спас страну от развала, но неверно было бы говорить, что у страны не было альтернативы. Она есть всегда. В тот момент, думаю, это был Примаков. Он лучше и глубже представлял ситуацию, он был опытнее, у него был другой опыт жизни и работы. Он, думаю, протянул бы не крюк, а руку.


...

– Хотелось бы получить от вас рецепт такого самосохранения. Может, гимнастика какая-то особенная? Лимонов вон в Лефортово сто раз отжимался на кулаках.

– Самосохранения духовного или физического?

– Всякого.

– Что касается физического, я каждое утро до тюрьмы бегал пять километров и вообще всегда старался много ходить. В тюрьме и в лагере тоже. А духовное... Я не знаю, что вы обо мне после этого подумаете, но когда совсем-совсем плохо, действительно плохо, – вы не пробовали читать «Отче наш»?

– Да, конечно.

– Это действительно помогает. Автор этого текста знал, что предложить.

 

92_lina: Marienburg (Default)
.


Ходорковский: Если говорить о моральном противостоянии, оно имеет место только в той части, которая связана с методами работы с оппонентами. А в остальном я неоднократно в своих статьях писал, что я готов соглашаться с целями, которые ставит Владимир Путин… Иногда мне кажется, что цель не совсем правильная, но, скажем так, здесь уже вопрос спорный. Я не согласен с его методами, я считаю, методы не приводят к достижению общественно-значимых целей, вот, наверное, следует так сказать. И ключевая-то проблема: у него отношение к обществу, к российскому обществу нашему — патерналистское. И очень многим это нравится, и за счет этого у него 60-процентная постоянная поддержка.

Соколова: То есть, по-вашему, проблема не в нем?

Ходорковский: Да. Людям в России хочется, чтобы был этот патернализм. И Путин полностью соответствует ожиданиям. А я считаю, что настоящий лидер страны в нынешней ситуации обязан не идти за этим запросом, а наоборот, развивать в обществе стремление к самоуправлению, умение самоуправляться. И если на этом пути будут проблемы, потери, то платить за это, естественно, придется лидеру, в том числе и своим политическим капиталом. Но это та цель, на которую надо тратить политический капитал. А Путин политический капитал для себя только накапливает, оставляя страну и общество, в общем, в зародышевом состоянии. Это зародышевое состояние общества не дает возможности развивать современную экономику. Потому что современная экономика — экономика знаний, — не постиндустриальная, это слово мне не нравится, а именно экономика знаний. Она базируется на творческом труде свободного человека. А если из свободного человека делают обслуживаемого, то эта новая экономика и не развивается.

...
 

Соколова: Вы говорили о том, что вам было легче пережить и преодолеть трудности, связанные с пребыванием в тюрьме, потому что вы воспринимали их как вызов.

Ходорковский: Да.

Соколова: Вы не думали дальше в этом направлении? Не думали о вашем 10-летнем сроке, о необходимости не сломаться, не попросить, как о некоем нравственном испытании, которое устраивает некоторым особо везучим гражданам господь Бог? В тюрьме вы не пытались ответить на вопрос: почему все это случилось с вами?

Ходорковский: Я не старался и не стараюсь развивать слишком длинную философию, у меня все-таки более приземленный взгляд. Когда на меня давит внешняя ситуация, мне легче стоять. Мне легче, когда я знаю, что это стояние на спор.

Соколова: Это буквально то же самое, что сказал мне в интервью Владимир Буковский. Похоже, существует определенная порода людей, настроенных на вызов, ищущих его.

...
 

Соколова: Каковы самая большая потеря и самое большое приобретение, связанные с этим вызовом?

Ходорковский: Я уже сегодня сказал, что самая большая потеря — это, конечно, 10 лет, оторванных от семьи. Я семейный, на самом деле, человек. Я женат второй раз, но второй раз я женат уже 25 лет, и для меня это очень серьезно. А самое большое приобретение — это очень много людей, на которых я смотрю с огромным уважением. Я очень чувствую, как ко мне люди относятся… Раньше они ко мне относились плохо.

Соколова: Почему?

Ходорковский: Ну, вот потому что олигарх…

Соколова: То есть человек неприятный?

Ходорковский: Неприятный, да. Огромным приобретением для меня стало то, что значимые для меня люди начали ко мне по-другому относиться. Ну, вот, например… Я понимаю, что для многих это было бы не слишком важно, но для меня, например, критически важно, как ко мне относится Лия Ахеджакова (смеется). Ну важно это для меня!

Соколова: Важнее миллиарда?

Ходорковский: В общем, да. Миллиард к моему душевному комфорту никакого отношения не имеет. А отношение Ахеджаковой или Басилашвили, или Алексеевой к моему душевному комфорту имеет отношение самое прямое.

Соколова: Но зачем же вы же тогда создали нефтяную компанию, а не пошли, например, играть в театр?

Ходорковский: Да я не про театр.

Соколова: Я к тому, что, может, вам было бы приятнее заниматься какой-то гуманитарной деятельностью в окружении людей, о которых вы говорите?

Ходорковский: А мне всегда нравилось заниматься промышленностью. Очень нравилось заниматься промышленностью! А момент, когда до меня доперло, что промышленность — это хорошо, но люди важнее, наступил позже. А раньше я просто не мог понять, почему Ахеджакова меня не любит? Я же так хорошо занимаюсь промышленностью! (Смеется.)

Соколова: По-моему, мы сейчас переплюнули Дейла Карнеги, предложив очень нетривиальную стратегию, как добиться успеха и завести друзей. Всего и дел — отсидеть «десяточку».

Ходорковский: А может, оно и правду того стоило?!



Aus : http://www.snob.ru/selected/entry/69735

Profile

92_lina: Marienburg (Default)
92_lina

September 2017

S M T W T F S
      12
34567 89
1011121314 1516
17 18 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 02:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios